Иван Дурак

С.П. Капица, "Система Физтеха"

Продолжаем знакомство с книгой Сергея Петровича Капицы «Мои воспоминания». Предлагаем вашему вниманию фрагмент, в котором он рассказывает о своей работе в Московском физико-техническом институте.
Collapse )

От двери к двери

Заказал суши, не мог отлипнуть от компа что-то приготовить. Звонок прямо в дверь. Надо же, мелькнула мысль, коды к электронным замкам подъездов даже у курьеров теперь есть. Но на пороге стоял человек, не похожий на доставщика суши.
"В связи с обстановкой в вашем районе проходят плановые мероприятия по поквартирному обходу", - невысокий, загорелый гладковыбритый мужчина блеснул удостоверением красного цвета и посмотрел на меня усталым, но цепкими взглядом, напоминающем о правоохранительных органах.
Весь он был такой ладный, уверенный.

"Но чёрт возьми, я же жду курьера с суши!" - видимо, раздражение отразилось у меня на лице.

Выдержав небольшую паузу он с успокаивающей улыбкой сказал, что надо просто соблюсти формальность.

Поставить подпись в бланке поквартирного обхода.

И тут он достал этот бланк, на котором было написано "ПЕНСИОННЫЙ ФОНД". Буквы плохо читались, как будто были вдавлены в бумагу. А ниже - всё те же формы для заполнения, включая ФИО и какую-то документальную идентификацию.
Каким-то незаметным движением мужчина дал понять, что не против пройти внутрь для моего же удобства заполнения бумаг, но может и смириться общением на лестничной площадке...

Но бланк с ПЕНСИОННЫМ ФОНДОМ был как-то уж слишком неуместен.

"Извините, уважаемый", - очнувшись, наконец, произнёс я - а ну-ка дайте ещё раз взглянуть на Ваше удостоверение".

"Поквартирщик" несколько обиженно пожал плечами и опять показал мне "корочку", красный цвет и золотой герб буквально ослепляли своей яркостью.
Внутри документа было фото лысика, печать опять-таки с гербом, ФИО и должность крупно: СОТРУДНИК.
Чуть ниже - "Негосударственного пенсионного фонда".
Сам фонд если и был как-то обозначен, то совсем уж невразумительно - то ли аббревиатура, то ли невнятный оттиск.

Я, ошалев от таких технологий "поквартирного обхода", ещё раз глянул на бланки Пенсионного фонда, которые якобы надо заполнить. Теперь отчётливо видно, что заполнять пришлось бы немалое количество строк, практически всю персональную информацию.

Я рявкнул на "сотрудника", чтобы даже не и смел тут появляться с его негосударственным пенсионным фондом. Рычать я могу, но тут никакого эффекта. "Сотрудник" развёл руками, что-то примирительно проблеял, что, мол, "мы же вас не заставляем подписывать", и продолжать пожимать плечами разводить руками с "корочкой" в одной и бланками НПФ в другой, до тех пор, пока я не закрыл дверь.

ЛЮДИ, БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ!

Тем временем

Философия сегодня - у Архангельского. Несмотря на очевидную вменяемость участвующих, всё равно получается "бег на месте".
Свои пять копеек.

В дискуссии предсказуемо встал вопрос о философии и политике/власти. Я умудрялся серфить на этих двух досках сразу лет 20-25: читал книжки и писал статьи по философии в журналы, одновременно активно участвуя в политпроектах разного масштаба (первый контракт на партстроительство - 1991 год, первая избирательная кампания - 1993. Философский факультет окончил в 1992, аспирантуру в 1995, защита кандидатской в 2001, последняя публикация по философии в 2015). Так вот, в 90-е - начале 2000 философское знание ценилось за аксиологию и "поворот к человеку". Важно было дать ориентиры новому поколению политиков, вплоть до выстраивания персональных систем мировоззрения. Отсюда всплеск психологии, имиджмейкинг (в 90-е были не "пиарщики" или "технологи", а именно "имиджмейкеры"). В середине нулевых до 10-х - сплошь риторика, лоялизм, "имманентная критика" с выходом на манипуляцию в отношении всех и всяческих ценностных систем, выстроенных ранее ("либерал-патриоты" и т.д., чудовищные комбинации). Разрушение политологических систем координат - все политические позиции помещаются в кавычки: "патриот", "либерал" и т.д. В это время, с начала 90-х СМД-методология и, в частности, участвующий в диспуте Пётр Щедровицкий, активно "технологизировали" гуманитарное знание с привлечением наследия ММК и вбросом в философские коммуникации соответствующих понятий.
Примерно с 2012 года произошла короткая встреча методологов и политических философов, но "перекрёстное опыление" было невероятно продуктивным. Теперь методологи обсуждают ценности и мировоззрение: неолиберализм (австрийская школа), новую геоэкономику (серийное предпринимательство), либертарианство. А философские компетенции сегодня востребованы (сужу по себе) в методологическом узусе - для "каскадирования знаний", дистрибуции смыслов по позициям, конструирование новых позиций и их обоснование (через понятия или антропотип - "хипстеры", "урбанисты", "новые левые" и т.д. или через герменевтику регионального уклада - "новые идентичности", регионализм в целом) - в общем, в формате методологов 90-х. Короче, обозначилась некая рекурсия за эти четверть века, и участники эфира на ТВ Культура практически идеально её воспроизвели.

Утешением для "чистой философии" может стать обнаруженный мной недавно массовый запрос - от политиков и политического класса до простых представителей офисного планктона - на диалоги и осмысление культурного досуга. Самые разнообразные хобби и увлечения в нашей стране - реальные и виртуальные - сможет осмыслить только философ. Причём философ по призванию, а не по академическому статусу-)))

https://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20905/episode_id/1796269/


TVKULTURA.RU
"Тем временем" с Александром Архангельским. Философия: зачем она России?
Философия: зачем она России? Есть культуры, в рамках которых философ – общественно…

Околофутбольное

По мне сундучок с кошмарами нашей сборной открыла сборная Уэльса пару лет назад, с тех пор оттуда всё время что-то сыпется. Как и сейчас с Турцией - эти разрезающие передачи на контратаках полосуют команду на британский флаг.
И Онпоко зачёркнуто Игнашевич лысый ли, седовласый ли старец в защите, как символ России - страны стариков.

Говорят, в матче с Турцией главный тренер Черчесов был главным шоуменом на поле, затмевал играющую команду...
Ну ладно.

Есть ещё повод задуматься о перезагрузке. После выхода "Тренера" Козловского матрица "российского кино о спорте" полностью исчислена и все уравнения выведены. Всё. Цикл закончен, последние детали современности - внешние (уже теперь и мэр провинциального города как спортивный цензор и злостный противник спорта в ряду с советскими чиновниками из "Движения вверх" и криминалом из "Футболиста" с Гафтом 1990 года) и внутренние (протест против москвичей в "Тренере", слитые матчи, взятки судьям, алкоголизм личного состава и пр.) обозначены. Дальше будет только повтор.

Нужен новый креатив.

P.S. Про "Тренера". Главные герои кинокартины - не тренер Козловский и не игроки. И даже не собственно футбол. Но хипстероватый болельщик (Ильин - младший, в центре), стадионы (передана атмосфера) и город-герой Новороссийск, новороссийцам стоит глянуть киношку на большом экране.

5 youtube-каналов для кинолюбителей

Youtube заменил мне телевидение - часть 2.

Неделю назад был обзор лучших интервьюшных ютуб-каналов, сегодня рассмотрим несколько каналов для тех, кто увлекается кинематографом. Для обзора я выбрал более-менее качественные, на мой взгляд, каналы среди многочисленных попсовых или откровенно дилетантских проектов, где, грубя говоря, просто зачитывают вслух википедию.

Satantango Films
Количество подписчиков на данный момент: 24 000

Проект Михаила Андреева, в прошлом ЖЖ-блогера satantango, который теперь успешно развивается на платформе Youtube. Канал позиционируется как "контент для продвинутых киноманов", хотя это звучит слишком угрожающе - материал Михаила доступен и полезен киноманам от 0 до 100 lvl. Его видео - это насыщенные визуалом и фактической информацией эссе, помогающие разобраться в различных фильмах и явлениях кинематографа.



Последние три выпуска:
Разбор и анализ фильма "Большой Лебовски"
Визуальный язык кино
Новинки кино: Призрачная нить, Довлатов и др.

Самые популярные выпуски:
Лучшие сериалы 21 века
Разбор и анализ фильма "Бойцовский клуб"
Лучшие перестрелки в истории кино

Collapse )

А какие киноманские youtube-каналы вы смотрите?

Р в ММК 17: ОГ о смысле и функциональной структуре сознания 7

Из-под ката вынесено самое, по-моему, важное.
Collapse )
Первая такова. Когда нечто, какой-то смысл или, по-иному, определенное качество сознания, практикуется как способность, то это нечто, ставшее способностью, является не просто продуктивным в том смысле, в каком продуктивен акт, но и постоянно результативным. Иначе говоря, функция  способности – это постоянное результирование, которое мы отличаем от спонтанной продуктивности, свойственной различным актам. Совершенно очевидно, что это постоянное результирование становится возможным в качестве постоянного именно потому, что через свои временные составляющие способность сочленена с длящимся оестествленным и текущим временем. Рассматривая дальше эту способность, можно найти ей объяснение не только в том, что естественное время постоянно длится, не только в естественной части способности как деятельности, но и со стороны искусственного ее модуса, а именно: если мы вспомним, что в способности оестествляется вневременное содержание деятельности, то его легко протрактовать в связи с парадигматикой деятельности вообще, и тогда мы можем сказать, что в способности это парадигматическое вневременное содержание снимается в своей расчлененности и выступает в форме прямого непосредственного действия. Но это по форме. А то, что это парадигматическое содержание приводится через время к простой форме, [это] и является обеспечением способности, обеспечением ее постоянства. Это то, что гарантирует способности некоторый потенциал, который реализуется в естественном времени. Здесь способность выступает именно как форма деятельности, как модус ее. А обеспечивается она в своем результировании и в своей постоянной готовности произвести результат тем ассимилированным парадигматическим содержанием, которое в ней оестествляется. Тем самым можно сказать, что способность осуществляет «спрямление» деятельности, приведение ее к форме прямого действия, или синтагматизацию ее.

[[Можно, кажется, увидеть это на таком примере: речевая способность,  ассимилируя парадигматику языка, осуществляет синтагматизацию, перевод парадигм языка в прямое речевое действие – иначе: оестествление, временизацию]].

Щедровицкий. А как ты связываешь способность-время (извини, что я так выражаюсь) с продуктивностью или результативностью? Ведь это само по себе, наверное, сложнейшая проблема.
Генисаретский. Конечно проблема, и можно ее расчленять дальше и задавать всякие вопросы. Здесь сопоставляются между собой спонтанный акт и способность, как две формы деятельности, и очевидно, что способность отличается от всяких актов деятельности тем, что она является постоянно продуктивной, в то время как акт в силу его спонтанности, не репродуцируем, он сам не воспроизводится, и поэтому в качестве продуктивной силы использоваться не может. <...>
Щедровицкий. Предположим, что мы забыли на время, что сама способность задана в своих расчленениях по отношению ко времени. Теперь ты сопоставляешь эту способность с актом. Но первый вопрос, который возникает – как этот самый пресловутый акт относится ко времени. И как он относится к способности. Когда ты говоришь о сравнивании, я каждый раз ищу за этим некоторое хотя бы псевдо-объектное основание для такого сравнения или сопоставления.
Генисаретский. Почему обязательно «объектное»? Что ни сделай, обязательно объектное.
Щедровицкий. Но ведь ты не случайно говоришь, что сопоставляются в отношении к продуктивности или результативности. Не могу ли я на этом основании утверждать, что ты уже задал какое-то отношение между способностью и продуктивностью…
Генисаретский. Нет.
Щедровицкий. А как я это должен сравнивать?
Генисаретский. В смысле процедуры?
Щедровицкий. Пока я спрашиваю, задал ли ты какое-нибудь отношение способности к продуктивности?
Генисаретский. В том, что я говорил, не задал.
Щедровицкий. Так как же сравнивать способность с актом в отношении к продуктивности, при условии, что отношения их к продуктивности по отдельности – и способности, и акта – не заданы.
Генисаретский. Сравнивать так, как я сравниваю. Сравнивать – это действовать. Я действую, сравниваю, и получаю нечто. При этом и ваши вопросы проясняются. А вопросы ваши – те же, что вы недавно задавали по поводу расчленения способности, один к одному.
Итак, сравниваются между собой способность как определенный модус деятельности и спонтанный акт, про который ничего расчлененного сказать вообще не возможно, ибо в силу его спонтанности он как раз и является не заданным и неопределенным.
Щедровицкий. А зачем они сравниваются?
Генисаретский. У меня есть определенная задача – описать некоторую функцию способности. Я описываю ее, назвав постоянным результированием  или продуцированием. <...>
Щедровицкий. Здесь не понятно, что такое продуцирование. До сих пор я думал, что продуцирование есть предельная категория для анализа того, что ты назвал способностью, поскольку продуцирование есть выпадение чего-то из способности-времени. Иначе говоря, это есть структурирование или связка способности, характеризующейся одним временем, с чем-то, живущим в другом времени. В этом смысле, если мы до сих пор говорили, что способность – время, то продукт – вне времени, имея в виду – вне времени способности. Именно поэтому я и спрашиваю, что ты делаешь, когда вводишь эту постоянную продуктивность.
Генисаретский. Я опять вынужден вам возразить все то же. Ну вот вам кажется это. Мне кажется еще что-то и мало ли что еще кому кажется. Можно было бы, соответствующим образом подготовившись, рассказывать, что такое продуцирование. Я этого не буду делать потому, что это будут детали, не имеющие отношения к докладу. Я представляю себе, что там происходит, и со всей ответственностью говорю, что все это не будет иметь никакого значения для нашей темы.
Щедровицкий. Но тогда, что ты делаешь сейчас, когда ты говоришь о постоянной продуктивности способности?
Генисаретский. Я апеллирую к тому самому, о чем вы говорили, к тому обязательному и известному представлению, о котором поэтому говорить не стоит. Но если мы зафиксировались на этом известном, на этой продуктивности, мы можем сказать о способности, что она, в отличие от акта, обладает постоянной продуктивностью. Дело здесь в различении спонтанного и постоянного.
Щедровицкий. Итак, предполагается, что мы знаем, что такое акт, знаем, что такое продуктивность, и мысль состоит в том, что если акт продуцирует единожды во времени, неизвестно в каком, то способность постоянно продуктивна.
Генисаретский. Да.
Щедровицкий. Единственное, что я могу сказать, это что я не могу понять, что такое постоянная продуктивность. <...>
Розин. Для Юры [Щедровицкого] это проблематика воспроизводства деятельности.
Щедровицкий. Сейчас мои вопросы касаются уже не проблематики, а логики.
Розин. Никакой логики в твоем смысле здесь нет.
Щедровицкий. Я ищу хоть какую-нибудь. А что ее вообще нет, я не могу поверить. Так, Олег, поясни, пожалуйста, популярно, что такое постоянная продуктивность.
Генисаретский. Я возвращусь к началу, которое вы, к моему удивлению, проглотили. Я сказал: когда нечто, какой-то смысл, практикуется как способность, тогда продуцирование характерно тем, что оно постоянно. Самое существенное здесь то, что в этом преобразовании сам смысл, вневременное содержание, существует совершенно безотносительно к тому времени, о котором мы говорим и в котором производится продуцирование. Допустим, что речь идет о норме, в качестве примера этого вневременного содержания. Она себе транслируется во времени трансляции, может транслироваться до скончания века и вообще ни в какой живой деятельности ни разу не выступить. Или она может сработать спонтанным образом: в 18 часов 30 минут какой-то философ вспомнил, что думал Аристотель о присущности, и тут же написал статью в «Философскую энциклопедию». А может быть такая форма действования, и ею-то и является способность, когда это вневременное содержание, или, на другом языке, смысл, став способностью, оспособившись, постоянным продуцированием реализуется в живой деятельности, причем не просто реализуется, а в естественном времени, и тем самым он, между прочим, автоматически включен и в процесс…
Зачем нужно подчеркивать постоянство продуцирования? Пафос настаивания на этом постоянстве – в том, что мы начинаем говорить об этом вневременном содержании, или смысле, как о том, что выступает в форме способности, «оспособляется», становится постоянно продуктивным. Ведь смысл может быть и в других  модальностях. Он может, например, постоянно осмысляться, участвовать в сложных соцелостностях мышления, но он сам по себе не задействован в деятельности и он в ней не продуктивен. Есть много разных способов задействования смысла в деятельности, но одним из самых своеобразных  является именно вот это «оспособление» смысла, то, что он выступает в качестве способности, в форме способности, и тем самым в форме деятельности, тем самым он непосредственно включен в естественное время, и он и продуктивен, и транслируем одновременно. Раз он в естественное время включен, значит, он в нем движется, раз он в нем движется, значит, этот смысл, будучи смыслом, а не чем-нибудь иным, например, нормой, является предметом трансляции. Причем таким предметом, который в процессе своего движения осуществляет это постоянное продуцирование. Если переводить все рассуждения в план нашего знания о системах культуры, то само бытие этого смысла в трансляции, его движение в трансляции совпадает с его продуктивной функцией, и не нужно никакого дополнительного процесса аккультурации этого смысла, реализации его в каких-то предметах, а факт его включенности в это время совпадает с его продуктивной способностью. В этом пафос настаивания на постоянстве продуцирования. И тем самым, функциональная структура, состоящая из способностей, о которой я буду говорить далее, является подлинным и самым пластичным предметом трансляции, и в то же время процессом ее, а не чем-то, что находится вне нее, что нужно было бы, для того, чтобы включить в деятельность – сначала аккультурировать, ассимилировать через сложнейшие системы, а потом неизвестно, будет она работать или нет. Если в случае с движением закрепленных в знаковой форме культурных содержаний мы имеем независимые движения, которые для своего задействования нуждаются еще в дополнительном процессе, чтобы стать продуктивными, то здесь это движение само совпадает с продуцированием, что говорит, в частности, о непосредственно творческой функции культуры.
Щедровицкий. Лично я счастлив, ибо практика нашего кружка, в противовес критике со стороны Папуша, получила важное обоснование.
Но мне еще не все ясно.
–– Мне показалось странным внесение сознания в план культуры. Раньше оно связывалось (формальным образом) со смыслами, последние же вводились как продукт и содержание коммуникации.
Генисаретский. Кусок про сознание не входит в ткань моего доклада, это поэтическое дополнение к сказанному, отступление в сторону, связанное с проблематикой сознания и культуры, которую я сегодня не обсуждаю. <...>
Пископпель. Ты определил способность через оестествление деятельности, потом сопоставлял способность с актом деятельности по отношению к продуктивности, не мог ли бы ты вернуться по линии акта деятельности к <…>.
Генисаретский. Для симметрии я ответил на вопрос Костеловского, что акт можно тоже рассматривать как модус деятельности.
Пископпель. В случае способности ты указал на оестествление деятельности …
Генисаретский. Это ее функция, а акт не функционален. Функция – это нечто регулярно осуществляющееся, функция не может быть спонтанной, она, во всяком случае, обладает какой-то распространенностью во времени.
Пископпель. Так они у тебя по разным основаниям  вводятся…
Генисаретский. Не по разным основаниям, а просто одно простое, а другое сложное.
Пископпель. При чем тут «простое – сложное», когда ты указываешь на разные категории: это есть оестествление, а это…
Генисаретский. А это не имеет функции, говорю я. У способности есть такая-то функция, а у акта вообще нет функций. Но оба они модусы.
–– Не является ли акт более «естественной» формой существования деятельности?
Генисаретский. «Естественное» у меня связано с категорией естественного и всегда предполагает оестествленность в каком-то материале.
Сазонов. Я не понял, как соотносятся такие сущности, как сознание, смысл и способность.
Генисаретский. Про сознание, как и про культуру, было в отступлении, эти сущности пока не упорядочены моим рассуждением.
Сазонов. Смысл может существовать вне сознания?
Генисаретский. Нет. Хотя вообще все эти вопросы типа «в», «вне» и прочее, некорректны.

[[А вот сейчас будет совершенно замечательная, по-моему, развернутая реплика ГП, демонстрирующая то, как он умел понимать в том числе и то, что ему в целом чуждо, другой способ мышления]].

Щедровицкий. Олег, не задумывался ли ты над тем, что суть заключается в том, как ты нам все  это излагаешь. Дело заключается не в отсутствии логики, не в регулярности алогичности, как хочет представить дело Вадим [Розин], я как раз вижу в твоем движении жесткую логику. С моей точки зрения, здесь происходит много аберраций из-за того, что из очень широкой сети своих представлений, охватывающей весь мир, все естественное и все противоестественное в нем, Олег вынужден излагать маленькие тонкие линии, которые он, в чем и состоит особенность его работы, стремится строго организовать. Когда я говорю «строго», я не рискую еще определить, в какой именно строгости, в какой последовательности, у него есть какое-то особое представление о строгости задания, о порядке, и выявление этого его представления для меня представляет одну из самых интересных проблем в феномене Генисаретского.
Ключом  к пониманию того, что Олег обсуждает, стало как раз его отступление о сознании. Олег всегда вынужден апеллировать к очень широкому кругу проблем, обсуждавшихся в «малой истории» [т.е. истории ММК], или в большой истории, которые придают его движению дополнительный смысл, лежащий за пределами его строгой системы. Всегда оказывается, что с точки зрения коммуникации Олег не полон. Причем, это не характеристика Олега, ибо речь идет о том, что он просто не учитывает в отношении к слушателям их ограниченную природу. Слушатели понимают всегда исходя из проблем, а не от системы. Как, сохраняя строгость, учитывать проблемы – вот вопрос.
Снимая все мои вопросы и замечания и выделяя тот смысл, который он вкладывал, Олег мне пояснил, что обсуждает, среди прочего, проблему коммуникации и трансляции, и он задает некую форму трансляции культуры, в виде способности, которая есть, фактически, постоянное продуцирование в перпендикулярных к линиям трансляции линиях коммуникации. Наряду со всеми теми формами фиксации культуры для трансляции, наряду со всеми известными нам формами трансляции культуры, Олег задает – как основную и решающую форму трансляции культуры – способность. Он говорит, что ее надо рассматривать в этом ряду. Больше того, он утверждает, что это основная живая форма трансляции культуры. Но особенность этой формы трансляции – в том, что она есть постоянная продуктивность во времени. И тогда оказывается, что все остальные формы трансляции культуры, те же нормы, которые мы обсуждали, или какие-то структуры значений, только потому могут практиковаться, т.е. переходить в форму деятельности на синтагматическом уровне, что способность и есть постоянная продуктивность. Причем слово «постоянное» понадобилось ему не так, как я это сначала понял, в его категориальном смысле, я бы сказал, что оно здесь употреблено как метафора, в каком-то факультативном смысле. Это не актуально она постоянно производит, это есть все-таки способность к продуктивности. Ведь Олегу надо определить способность, а когда мы говорим о способности, то мы снимаем момент актуализации, актуальности. Способность есть нечто потенциальное. Но потенциальное осмысленно, как слово, только в оппозиции к актуальному, т.е. реализации во времени, и Олег пытается решить эти категориальные проблемы, задавая последовательность определений способности, в частности, через эту словесную форму – постоянная продуктивность. Слово «постоянная» здесь нельзя понимать как «постоянная в актуальности», а надо понимать как «постоянная в потенции», как способность. Это и есть то, что традиционно психологи и философы называли способностью. Но ее теперь надо раскрыть в ее внутренних определениях и в этой ее мистической категориальной природе. Это он и делает.
Collapse )
Pygar

(no subject)

Кто-то красиво сказал, "не ищите книги, они сами вас найдут". И действительно, в наступившую эпоху информационного коммунизма время от времени попадаются ссылки на редких авторов, о которых без интернета я бы не узнал.

В доинтернетные времена преимущество в получении знаний имели гиперактивные ребята, которым не лень было ходить в библиотеку. Нетушки, извините, я буду сидеть в кресле и ждать, пока само что-нибудь приплывет. И в последние 10 лет оно и приплывает. Правда, в интеллектуальных обсуждениях сформировался определенный суповой набор попсы, как например: Докинз, Пенроуз, Канеман, Талеб и всякое такое, реже Хофштадтер. То есть те, кого чаще всего вспоминают. Но я этих уже проехал, настало время более "альтернативной" литературы.

Теперь буду читать и смотреть исключительно то, что соответствует внутреннему голосу. Дежурный полукоммерческий научпоп идет лесом. Он дает не намного больше, чем чтение желтой прессы или просмотр политических ток-шоу. Также считаю дурным тоном, когда бестактно советуют что-либо прочитать, потому что список сформирован года на 2 вперед. Вот некоторое из него.
1. Peter Suber: логика, философия, правоедение.
2. Lon Fuller: еще более выдающийся философ-правоед
3. Stephen Yablo: забавная фамилия, но что делать.
4. Richard Susskind: юридическая футурология.
5. Scott Adams: простые циничные ответы на задаваемые жизнью вопросы.
6. Edward Tufte: специалист по статистике, но в какой-то момент увлекся темой визуализации данных.
7. Raymond Smullyan: формальная логика, диагонализация, автореференция, основы математики. Этого я давно знал, но не знал, где скачать.
8. Douglas Hubbard: автор не только книжки "Как измерить все, что угодно", но и еще некоторых.
Оно, конечно, в основном не по-русски, но я бы и не доверял переводчикам. Мало ли что они от себя наплетут.

Всемирная история от короля микрокредитов

Были и скоро неизбежно наступят очередные технологические уклады и промышленные революции (7/4 соответственно). Но Жак Аттали предлагает новую парадигму исторических этапов. Девятая форма порядка. "С XIII по XX века рыночный порядок сменил восемь форм, которые характеризовали:

- Восемь «сердец»: Брюгге к 1300, Венеция к 1450, Анвер к 1500, Генуя к 1550, Амстердам к 1650, Лондон к 1750, Бостон к 1880, Нью-Йорк к 1930.

- Восемь главных технических инноваций, из которых важнейшие: кормовой руль, каравелла, паровая машина, двигатель внутреннего сгорания, электрический мотор.

- Восемь социальных функций, выполняемых сферой услуг (кормить, одевать, перевозить, содержать, развлекать и т.д. последовательно стали предметами потребления)".

Любопытен пафос номадизма.

Фернан Бродель, умноженный на Делёза-Гватари с нотками Франкопана, ароматом Льва Гумилёва, щепоткой Парага Ханны.

Последний, кстати, недооценён.

https://sbitnevsv.livejournal.com/872420.html

Собственно, Аттали

http://ttolk.ru/articles/zhak_attali_nastupaet_vremya_globalnogo_kochevnichestva

"Основной миф" Топорова-Иванова в свете ассириологии

http://imli.ru/index.php/100-filologicheskie-konferentsii/3013-mezhdunarodnaya-nauchnaya-konferentsiya-ot-mifa-k-slovu-ot-slova-k-mifu

В отведенное время доклада на конференции памяти Иванова и Топорова я не мог сказать всего. Поэтому выношу одну из тем полностью сюда.
Основной миф, т.е. змееборческий миф, который исследователи реконструируют для славянского мира, полностью подтверждается для мира клинописного. Более того, для шумеро-аккадской религиозной и литературной традиции нет ничего значительнее, чем змееборческий миф. Теперь нужно определить, почему змееборческий миф нужно назвать основным. Во-первых, потому, что его имена и мотивы проникают во все без исключения жанры письменности, за исключением бухгалтерских документов (но и там полно имен собственных, связанных с сюжетами мифа). Во-вторых, потому, что на нем основаны государствообразующие ритуалы. В-третьих, потому, что при помощи этого мифа объясняется устройство мира. Как я показал в докладе на конференции к 110-летию Проппа, змееборческий клинописный миф прошел в своем развитии две стадии: а) гороборчество (борьба с племенами враждебных восточных гор) - Нинурта и Асаг, Нинурта и Анзу - миф бронзы; б) мореборчество (борьба за освоение Средиземноморья и приморских территорий с середины 2 тыс.) - Мардук и Тиамат, Баал и Хедамму, Тархунас и Иллуянка - миф поздней бронзы и начала железа. Бронзовый миф четко соотносился с началом половодья Тигра и приходился на время с конца марта до максимума разливов в мае (когда в городах встречали победителя Нинурту и проводили священный брак). Железный миф приходился на конец марта-начало апреля и в виде праздника длился 11 дней. То есть, оба мифа имели жесткую календарную привязку.
Теперь поговорим о сферах распространения мифа. Если брать литературные жанры, то, помимо собственно эпоса, это царские гимны, в которых обязательно есть мотивы битвы в горах и победы Нинурты над Асагом. Это заговоры, в которых фигурируют демоны-асакку, одолевающие человека болезнями, и Мардук, к которому обращаются за помощью как к сыну бога водной бездны Эа, знающему секреты исцеления. Это медицинские рецептурники с теми же героями. Это астрономические тексты, и в частности списки звезд, в которых есть названия созвездий, тождественных Мардуку и Тиамат. Наконец, это комментаторская литература, в которой многие явления трактуются как следствия победы Мардука над Тиамат. Змееборческий миф был главным для литературы до самого конца клинописной традиции, т.е. до 2 в. до н.э. Государствообразующий ритуал Месопотамии - интронизация царя перед статуей Мардука, проходящая в те же первые дни Нового года, когда проходило и само празднество в честь победы Мардука над Тиамат. Самый известный традиции строительный гимн - поэма о строительстве и освящении храма Нингирсу в Лагаше в эпоху Гудеа - делает змееборческий миф проходящим через все этапы создания храма. Мы знаем и время проведения самого ритуала освящения Энинну, который строился именно как триумф Нингирсу над Асагом и злодеями гор. Устройство мира также объясняется только при помощи змееборческого мифа. Осеннее равноденствие - время Тиамат, в которое рождается Мардук. Последний месяц календаря - время господства Тиамат и Семерых демонов в мире. Начало весны - победа Мардука над Тиамат. Сама вселенная - результат создания верхнего и нижнего миров из расчлененной надвое туши Тиамат. Части мироздания - части тела Тиамат.
Что я хочу сказать? В книге Топорова и Иванова о славянских древностях есть довольно много примеров из клинописных текстов, связанных со змееборческим мифом. И когда я читаю некоторые моменты реконструкции славянского мифа, у меня закрадываются сомнения, не экстраполяция ли это достоверно известных древних источников на немногие скудные сведения о славянской мифологии. Одновременно я думаю, что заговоры - довольно надежная вещь, они весьма архаичны в любой культуре. И если в славянских заговорах, обрядах, поверьях встречаются мотивы змееборческого мифа, то нужно признать удивительную близость древних традиций Ближнего Востока и индоевропейской традиции. Например, для Египта змееборчество не было основным мифом, там эту роль выполнял миф об Осирисе и Исиде. Но для многих индоевропейцев победа над драконом действительно играла большую роль в религии и мифологии. Насколько самостоятелен в таком случае постулируемый индоевропейский основной миф и не является ли он заимствованным с древнего Ближнего Востока (возможно, через хурритов, как подсказала в ФБ Хава-Броха Корзакова)?